Российский подводный флот: так бояться его или как?

Российский подводный флот: так бояться его или как?
Дэвид Экс из «The National Interest» выдал весьма оригинальную аналитику: «Watch Out! Russian Submarines Are Prowling Off the U.S. Coast».

С одной стороны, шухер, русские пришли и спасу от них нет, с другой – народ, не паникуем, все будет гамбургер и кола.

Но американские адмиралы не очень довольны ростом активности российских подводных лодок у своих берегов.

Это нормально. Это, в общем, логично. Просто надо вспомнить «старые добрые» времена «холодной войны», когда косяки советских субмарин распугивали авианосцы США, таскались внутри ордеров, в общем – вели себя как хозяева океанов.

Немудрено. Расположение США само по себе двоякое. С одной стороны, страна занимает весь континент. Ладно, не весь, но уверен, никто меня не упрекнет за то, что я не считаю Канаду страной, которая может что-то такое там сказать поперек мнения США. Ну и Мексика тоже.

Так что от конфликтов на своей земле США застрахованы по полной программе. Пока в мире нет никого, кто способен устроить десантную операцию на побережье страны.

А вот подойти поближе под водой, подвсплыть и шарахнуть чем-то очень тяжелым, ядерным, да с разделяющейся головной частью… Да так, чтобы без шанса на перехват…

Ау, авианосцы, вы там как? Ничего?

Идея плавучих аэродромов, выдвинутых в океан и не подпускающих никого на дистанцию выстрела, – это очень грамотная концепция. Но для атомохода, который идет на глубине полукилометра, и в случае огромной удачи может быть засечен только гидрофоном. Самолеты, спутники, что-то еще…

В общем, для подводной лодки это так…

Потому-то американские военные весьма неоднозначно восприняли появление российских подводных лодок возле своих берегов.

И дружище Дэвид начал утешать своих читателей. Дескать, не волнуйтесь, русские поплавают, и уберутся восвояси. А лет через десять у них вообще не останется подлодок для того, чтобы серьезно угрожать США.

Вопрос для тех читателей, кто в отсеке: а кто скажет, сколько нужно наших атомоходов, чтобы серьезно озадачить американцев?

Если один по Йеллоустону, а второй по Вашингтону?

В прошлом году американцы засекли восемь наших лодок. И две в испытательных выходах. Так что американцы имеют основания считать, что Россия вдвое увеличила количество выходов подводных лодок. И это не может не напрягать. Потому что для противодействия этим подлодкам по идее надо втрое увеличить количество кораблей ВМС США. Для поиска иголок (подлодок) в стоге сена (океане).

На самом деле все не так плохо. Восемь наших субмарин принимали участие в учениях, а две находились в испытательном походе.

Но эти два месяца, в течение которых шли учения, сильно взволновали американские морское командование. Естественно, в оборонительную суть учений в океане никто в США не поверил, не обороняются у берегов противника, пусть и потенциального, а значит, намерения русских нужно расценивать исключительно как проявление агрессии самого высокого уровня.

Это весьма весомое такое заявление. И оно было бы еще круче, если бы в качестве аргумента Экс не приводил бы некие данные, полученные от… источников в разведке Норвегии.

Ну слушайте, совсем ведь несерьезно! Ссылаться на разведку Норвегии, которая столько лет ищет у себя в водах российские лодки и не может обнаружить ЕДИНСТВЕННУЮ подводную лодку Балтийского флота – ну правда, несерьезно совершенно!

Тем не менее, командующий Вторым флотом (срочно возрожденный из небытия резерва в 2018 году) Эндрю Льюис заявил, что «восточное побережье больше не является безопасным убежищем для американских кораблей». В феврале 2020 года.

Ну не соглашусь с адмиралом. На западное тоже можно подкинуть кой-кого, очень даже можно. Из Владивостока подтянутся парни, если надо. И флот, который просто стоял в резерве с 2011 года, навряд ли сможет стать таким уж действенным инструментом.

«Мы наблюдаем постоянно растущее число российских подводных лодок, развернутых в Атлантике, и эти подводные лодки более способны, чем когда-либо, развертываться в течение более длительных периодов времени, с более смертоносными системами вооружения», — сказал Льюис.
Нет, логично! А для чего тогда еще надо гонять лодки в океаны, учить и тренировать экипажи, разрабатывать новые системы вооружения? Нет, конечно, неплохо было бы, если на АУГ США гребные галеры в атаку выходили, но тут уж простите – имеем то, что имеем.

«Наша новая реальность заключается в том, что когда наши моряки выходят в море, они могут ожидать, что будут действовать в спорном пространстве, как только покинут Норфолк. Наши корабли больше не могут рассчитывать на то, что будут действовать в безопасном месте на восточном побережье или просто беспрепятственно пересекать Атлантику, чтобы действовать в другом месте».
И это говорит адмирал, у которого под командой 6 крейсеров, 21 эсминец, 8 стратегических подводных лодок, 15 многоцелевых ударных подводных лодок и 13 патрульных кораблей. И куча вполне новых и сильных противолодочных самолетов «Посейдон».

Проверил бы кто адмиральские брюки… Ну кто сказал, что американский флот просто обязан чувствовать себя сухо и комфортно в любой точке Мирового океана?

Видимо, адмирал Льюис своими высказываниями реально напугал общественность, и пришлось бравому сотруднику «Интерестов» Эксу успокаивать общественность.

Дескать, ничего, Москва просто не в состоянии поддерживать взятый темп и совсем скоро у них просто не останется подводных лодок для того, чтобы держать в напряжении весь американский континент.

В настоящий момент Россия располагает 62-я подводными лодками всех классов. (На самом деле их 68, данные американцев почему-то немного устарели.)

11 из них — стратегические с баллистическими ракетами, 26 — атомные с крылатыми ракетами, остальные многоцелевые. 22 дизель-электрические не берем, это оружие ближнего боя. Всего выходит 59.

Остальные девять — лодки специального назначения, которые не предназначены для участия в боевых операциях.

Американский эксперт говорит, что лодки старые, построены в 80-90-х годах, а значит, им скоро придет финал. Не соглашусь, возраст для атомоходов не очень критичный. Специально посмотрел, а что там у звездно-полосатых?

Нормально там. Самая свежая «Огайо» построена в 1997 году, а первая – в 1984. А новые «Коламбии» пойдут в 30-х годах.

И вот кто бы говорил о старых лодках…

Между тем у нас раз в два года в строй встает «Борей», который как угодно можно называть, но не старой лодкой. Учитывая, что «Бореев» в строю фактически 4, пятый («Князь Олег») должен встать в строй в этом году, и строятся еще 4…

Учитывая, что строительству лодок, которые являются составляющей ядерной триады, присвоен высший приоритет, да к тому же мы не разучились их строить…

Вот я бы так не спешил с выводами.

Но в The National Interest уверены: к концу 20-х годов, максимум к началу 30-х годов в ВМФ России останутся 12 подводных лодок. Остальные либо полностью выйдут из строя, либо устареют настолько, что их будет бессмысленно держать на флоте.

Откуда такая уверенность? Может, мы чего-то такого не знаем? Давайте смотреть. Тем более что у американских коллег есть в распоряжении страшная цифра в 28 подводных лодок. Все, на что за 10 лет сможет сподобиться российское кораблестроение.

Нет, проблем в строительстве кораблей у нас проблем очень много. Но не настолько, чтобы приговорить и подводный флот.

Так что давайте посмотрим.

Брать дизельные ПЛ нет смысла по причине, о которой я уже писал. Так что просто цифра в 15 лодок минимум и 20 максимум, если не сорвут программу – и все на этом.

Смотрим на атомоходы.

Проект 949А «Антей». 8 лодок. Первые лодки пришли на флот в конце 80-х годов. Последний «Антей» был принят на вооружение в 1996 году. Шесть из них прошли ремонт и модернизацию. Две должны быть обновлены к 2022 году. Сопоставимо с «Огайо»? Вполне.

Проект 671РТМК «Щука». 2 лодки. Вошли в строй в начале 90-х годов, модернизированы.

Проект 945 «Барракуда». 2 лодки. Вроде бы решили модернизировать до уровня четвертого поколения. Лодки старые (1983 и 1986 гг.), но видимо, есть уверенность в правильности действий.

Проект 945А «Кондор». 2 лодки. Тоже будут модернизировать. Вообще, правильно, титановый корпус – это титановый корпус.

Проект 971 «Щука-Б». 12 лодок. Да, в отличие от «Барракуд» и «Кондоров» стальной корпус вместо титанового. Потому спорно, лодки поновее, поработают еще.

Проект 885 «Ясень». Одна лодка. В строю с 2014 года. И две на 2020 год запланированы.

Конечно, в отличие от американского флота, весьма разношерстно, к сожалению. Если так смотреть, как американцы смотрят, то да, первые кандидаты на разбор – две «Щуки». И все. Какие-то-то еще ну только в случае изношенности, но у меня таких данных нет, так что вилами на воде высчитывать, сколько лодок могут списать в ближайшие 10 лет.

Возможно, какие-то спишут. Но реально вряд ли много, потому что стоило бы тянуть до последнего. Давайте возьмем, что останется 20 лодок. Если добавить к этому количеству все строящиеся, то получим ту самую цифру 28.

Однако у нас есть еще второй класс АПЛ. РПКСН. Неожиданно так…

«Рязань», последнего из проекта 667БРД «Кальмар», конечно, спишут. Не проживет корабль 1982 года постройки долго, увы. Плюс «мокрый» старт ракет – ну все-таки вчерашний день.

Проект 667БДРМ «Дельфин». 6 лодок. Поживут еще, так как их успели перевооружить на современные ракеты «Синева». Но именно «Дельфинов» и должны сменить «Бореи» к 2030 году. Что вполне возможно.

Проект 941 «Акула». Одна лодка. Переоборудована под ракету «Булава», на ней она и проходила испытания, возможно, еще поживет. Хотя возможно «Северсталь» и «Архангельск» модернизируют и введут в строй. Не исключено. Был бы очень рад такому.

Проект 955 «Борей». Три лодки. Предполагается постройка до 2027 года еще семи крейсеров модернизированного проекта 955А.

Таким образом, получаем 10 (+9).

Складываем все атомоходы в одну кучу и получаем 38 кораблей. Это немного побольше, чем то, что предрекает Дэвид Экс. Ну явно не 12. Но уменьшение, конечно, будет иметь место.

Суммировав все, получаем, что при самом негативном развитии ситуации в ВМФ будет эксплуатироваться 37 подводных лодок. Это, конечно, больше, чем предрекает NI — 12. Но уменьшение состава все равно будет существенным.

Если же все запланированное будет построено, то атомных подводных лодок у нас будет 41. Это минус «Дельфины», кто не понял. Сейчас их 46. Разница на мой взгляд не очень большая.

То есть разница в количестве, конечно есть, но давайте посмотрим трезво: она будет частично компенсирована качеством. И учитывая, как у нас обстоит дело с постройкой атомных подводных лодок, а оно лучше, чем с дизельными, особого повода для беспокойства нет.

Похоронный вой подхватил коллега Дэвида, редактор еще одного издания, Warships International Fleet Review Иэн Баллантайн. Он тоже сказал много теплых слов в адрес наших подводных сил.

«Большинство ударных подводных лодок датируются 1980-ми и 90-ми годами. Есть еще довольно много старых, советских судов, несущих основную нагрузку, как ударные подводные лодки, так и лодки с баллистическими ракетами. Сколько еще таких старых судов можно отправлять в море, ожидая поступления на вооружение новых — вопрос спорный.
Наступит время, когда большая часть российских подводных сил как на Северном флоте, так и на Тихоокеанском флоте – наиболее важных морских формированиях — перестанет функционировать, оставив огромные пробелы».
Ну что же, блаженны верующие…

На самом деле, без шапкозакидательства, подводный флот России – это вещь более серьезная и надежная. Мы умеем строить подводные лодки, мы умеем ими пользоваться. И не зря в США адмиралы начали себя чувствовать не очень уютно. Есть логика в их поведении. Очень сложно сохранить в неприкосновенности страну, к которой очень просто подобраться подводному ракетному крейсеру.

Но и просто ждать развития позитивного сценария у нас в стране можно только тогда, когда кадры будут решать все. Когда кадры с самого низа и до самого верха не будут воровать горючее с аварийных генераторов, не допустят пожаров на ремонтируемых кораблях, не продолжат топить на ровном месте доки и корабли, не будут затягивать постройку кораблей на несколько лет.

Тогда у нас все будет хорошо, на страх врагам. Очень хотелось бы.

Источник: topwar.ru